"Задержание Акаева — проработанная политтехнология кыргызских властей" — политолог

"Задержание Акаева — проработанная политтехнология кыргызских властей" — политолог
BNEWS > Новости

Насколько добровольным стало возращение беглого экс-президента Кыргызстана, рассказали казахстанские и кыргызстанские политологи.

2 августа стало известно, что первый президент Кыргызстана Аскар Акаев, который возглавлял страну с 1991 до 2005 года, прилетел в Бишкек и был там задержан Государственным комитетом национальной безопасности (ГКНБ), передает корреспондент BaigeNews.kz.

На видеозаписи запечатлено, что Акаев спускается по трапу самолета с гордо поднятой головой, на которой красуется национальный головной убор ак-калпак. Он похож не на задержанного, а на человека, который после долгого отсутствия наконец смог вернуться на родину, причем не тайно, а как обычный гражданин.

Аскар Акаев вновь ступил на землю Кыргызстана спустя 16 лет после бегства.
Его первые шаги сняли на видеоhttps://t.co/uyYqznWPif

— АКИpress – Новости Кыргызстана (@akipress) August 2, 2021

«Экс-президент Кыргызстана Аскар Акаев, находящийся в розыске по делу о коррупции на золоторудном месторождении «Кумтор», доставлен в Бишкек. После чего он незамедлительно передан межведомственной следственной группе», — говорится в сообщении ГКНБ.

Казахстанский политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев считает, что возвращение Акаев в Кыргызстан стало результатом договоренности между президентом Кыргызстана Садыром Жапаровым и президентом России Владимиром Путиным.

«Не будем забывать, что после тюльпановой революции 2005 года практически все последующие президенты — Курманбек Бакиев, Алмазбек Атамбаев, Сооронбай Жээнбеков — требовали возвращения Акаева в Кыргызстан, потому что на нем висят уголовные дела, как и на некоторых его родственниках. Также Атамбаев и Жээнбеков требовали экстрадиции в Кыргызстан и Курманбека Бакиева, который сейчас скрывается в Беларуси. Но ничего из этого не произошло. Договоренность же Жапарова и Путина о том, что если Акаев приедет в Бишкек, то к нему не будут применяться жесткие методы, возможно стало решающим фактором. И, может быть, после это Акаев смог более-менее спокойно прилететь в Кыргызстан, чтоб дать показания по делу, связанным с «Кумтором», — говорит политолог.

Досым Сатпаев также считает, что арест самого Акаева Жапарова интересует меньше, чем сама возникшая ситуация, что он смог нейтрализовать практически всех бывших президентов.

«Он не стал к каждому индивидуально искать какие-то подходы, а просто взяло это дело «Кумтора», объединил под общей крышей деятельность бывших президентов. Должно быть это делается с оглядкой на предстоящие парламентские выборы в этом году в Кыргызстане. Жапаров хочет, чтобы в парламенте присутствовали лояльные к нему политические силы. Естественно, он хочет и укрепить свой имидж. И в какой-то степени поддержать свое реноме человека, который борется с коррупцией и со всеми бывшими высокопоставленными чиновниками, которые были замешаны в этом коррупционном деле. Это своеобразный, можно даже сказать, уникальный подход по борьбе с коррупцией в Центральной Азии, потому что некоторых коррупционеров он выпускает из зала суда, при условии, что те вернут деньги. И те возвращают деньги в бюджет. Но тут остается вопрос, куда эти деньги потом уходят, пока еще контроля над этим нет», — говорит казахстанский политолог.

Поэтому, Сатпаев выделяет три причины, по которым Жапаров мог провести подобную операцию с Акаевым.

«Во-первых, ему надо раскрутить дело «Кумтора», потому что для него это самый главный конек сейчас, в том числе, с точки зрения парламентских выборов. Во-вторых, это намерение показать, что именно он смог заманить Акаева в Кыргызстан и, таким образом, показать свой политический вес, который якобы у него есть. И, в-третьих, в какой-то степени использовать всех бывших президентов как хорошую возможность попиариться за счет них — кого-то он задержал, кого-то он повесил на крючок следствия по делу «Кумтора». Но в любом случае, для Жапарова это получилось очень хорошо проработанной политтехнологией», — резюмирует Досым Сатпаев.

Директор кыргызстанского Центра социально-политических исследований «Эльчи» Денис Бердаков анализирует эту ситуацию через перспективу Акаева.

«Если говорить о том, насколько добровольно возвращается Аскар Акаев, то можно с уверенностью сказать, что окончательное решение принимал точно он. В принципе, всем давно понятно, что хотя он сейчас и объявлен в розыск, в России он находился под железобетонной защитой российского истеблишмента, в который он довольно неплохо вписан. Тем не менее, люди из его окружения последние годы часто говорили, что он крайне тяжело переживает расставание с родиной и хочет вернуться в Кыргызстан, или хотя бы иметь возможность регулярно туда приезжать. У него большая семья, которая себя нашла и в бизнесе, и в жизни в Москве, но они хотели бы иметь возможность быть тесно связанными с Кыргызстаном — хотя бы не на политическом уровне, но ментально и физически. Это, скорее всего, и послужило причиной его возвращения», — говорит кыргызстанский политолог.

Денис Бердаков солидарен с Досымом Сатпаевым в том, что Акаев явно получил гарантии, причем не только в Кыргызстане, но и в России.

Тем не менее, в отличии от казахстанского эксперта, Бердаков считает, что показания Акаева сами по себе будут важны, так как прольют свет на то, как именно развивалась история на месторождении «Кумтор». 

«Дело «Кумтора» — ключевое дело, которое сейчас идет в Кыргызстане. Именно Акаев был гарантом захода этой компании в Кыргызстан. Было много скандалов и в начале 90-х, когда он заводил эту компанию в страну, когда депутаты парламента первого созыва были крайне против этого, по крайней мере, на тех условиях, на которых она заходила. И сейчас его показания, какие бы они ни были, будут крайне важны, потому что он подписывал соглашения в начале девяностых», — замечает кыргызстанский политолог.

Как политический игрок, Акаев утратил свой вес, уверен Денис Бердяев.

«Хотя он основатель политической коррупции в Кыргызстане — именно он разбазарил потенциал, который был в Кыргызстане в 90-х, превратив его в бедную страну с большими долгами — Акаев давно уже политически не влиятелен в стране. Так что, при всем сложном отношении к нему, скорее всего, его не будут долго задерживать, можно сказать. Здесь важно его желание вернуться, дать показания, чтобы иметь возможность жить в Кыргызстане», — сказал политолог.

Руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» в Кыргызстане Дмитрий Орлов также считает, что несмотря на слова Акаева, что он приехал в Кыргызстан добровольно, думается, что этому предшествовали некие переговоры, в которых кыргызстанская сторона гарантировала Акаеву безопасность и защиту от нежелательных для него эксцессов.

«Что такие будут, можно было предполагать. Но думается, что те, кто в приезде Акаева был заинтересован — на предмет потрепать нервы действующей власти, от первого шока оправятся в ближайшие день-два. Хотя можно предположить, что Акаев, кроме комиссии по «Кумтору», мало кому интересен. Наказание назначит суд, если вину Акаева в коррупции вокруг «Кумтора» установят. В ходе следствия всякое может всплыть. При этом, важно отметить, что срок давности по коррупционным преступлениям в Кыргызстане отменили», — говорит Дмитрий Орлов.

Напомним, что в начале июля этого года председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев заявил, что Акаев объявлен в розыск за злоупотребление должностным положением. Речь идет о заключении соглашения с канадской «Камеко» в 1992 году. Тогда компания без конкурса получила права на разработку крупнейшего в регионе золоторудного месторождения Кумтор (приблизительная оценка запасов золота — 700 тонн). Кумтор формирует 12,5% ВВП страны. Процесс национализации предприятия был запущен в середине мая 2021 года под предлогом ущерба для экологии страны, который составил 3,5 миллиарда долларов. Канадская фирма «Centerra Gold Inc» пытается оспорить это решение в международном арбитраже, называя все происходящее рейдерским захватом. Ее главный аргумент заключается в решении правительства Кыргызстана 2018 года, в рамках которого Бишкек простил канадцам все их прегрешения и пообещал больше никогда об этом не вспоминать. Однако власти Кыргызстана утверждают, что договор 2018 года стал возможен в результате подкупа политиков, которые предали национальные интересы страны. В итоге, в суде Нью-Йорка в настоящее время рассматривается заявление о «реорганизационном» банкротстве «Кумтор Голд Компани» и «Кумтор Оперейтинг Компани». Канадская компания утверждает, что такие меры предприняты в целях дополнительной защиты компании «в ответ на необоснованный захват рудника Кумтор правительством Кыргызстана».

Как пишет АКИpress, Аскар Акаев дал брифинг журналистам после допроса в ГКНБ.

«Я очень благодарен, признателен руководству страну, президенту Садыру Нургожоевичу за то, что они предоставили возможность прибыть на родину. Я приехал сотрудничать, помогать», — сказал он.

Он напомнил, что есть дело по Кумтору. Он сообщил, что намерен помочь следствию, дать показания.

«Я приехал, чтобы чистосердечно искренне рассказать, как мы строили Кумтор, для чего мы строили Кумтор, какие возможные ошибки были допущены», — объяснил Акаев.

Следствие будет продолжаться, сказал он.

Аскар Акаев вышел из ГКНБ и встретился с журналистамиhttps://t.co/BDPEqGIAxR pic.twitter.com/Vxz8rOalF4

— АКИpress – Новости Кыргызстана (@akipress) August 2, 2021

Как известно, Аскар Акаев возглавлял Кыргызстан с 1991 по 2005 год (тут можно почерпнуть некоторые штрихи из деловой жизни высших кругов страны в те дни), он был отстранен от должности в результате переворота. У него четверо детей — Бермет, Айдар, Саадат и Илим. Бермет и Айдар Акаевы баллотировались в Жогорку Кенеш и получили депутатские мандаты от партии власти «Алга Кыргызстан». Это и вызвало широкий протест в стране. В результате митингов, завершившихся 24 марта 2005 года захватом «Белого дома», Аскара Акаева свергли. Он сбежал из страны с семьей в Россию.

Стоит отметить, что Первый Президент Республики Казахстан — Елбасы Нурсултан Назарбаев в своем сравнительно недавнем интервью признался, как тогда принималось решение об эвакуации экс-президента Кыргызстана Аскара Акаева из соседней республики во время «тюльпановой революции» в 2005 году.

«Я должен сказать про Кыргызстан. Акаев. Мне пришлось его вывести из Бишкека в Тараз вертолетом. Сложная обстановка была, там они могли обстрелять, но, чтобы конфронтации не было, я его вывез», — рассказал  годы спустя Нурсултан Назарбаев.

Аскар Акаев имеет звание профессора, а также степень доктора физико-математических наук. В 1989-1990 годах он был президентом Академии наук Киргизской ССР. С мая 2006 года он является иностранным членом Российской академии наук. Почётный член Международной инженерной академии. Последние годы Акаев занимался научной деятельностью. С 2014 года он трудился в НИУ ВШЭ, где руководил деятельностью лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации. И все бы хорошо, но горе не обошло его семью — 5 февраля 2020 года умер его сын — у 44-летнего Айдара Акаева произошла внезапная остановка сердца. Врачи не успели его спасти.