Как реализуется Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве ЕС-Казахстан

Как реализуется Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве ЕС-Казахстан

БРЮССЕЛЬ. КАЗИНФОРМ — Казахстан — одно из первых государств бывшего СССР, которое подписало с Европейским Союзом Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве. О том, как реализуется этот документ, в интервью МИА «Казинформ» рассказывает руководитель управления по развитию отношений с Центральной Азией Службы внешнеполитических действий Европейской Комиссии Борис Ярошевич.

— Господин Ярошевич, практически год прошел со вступления в силу Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве (СРПС) между Казахстаном и Европейским Союзом. Скажите, пожалуйста какая работа проведена за это время между двумя сторонами?

— Действительно казахстанско-европейское Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве вступило в силу 1 марта 2020 года.

Это важный документ, который создаст лучшую среду для бизнеса в таких областях, как торговля услугами, создание и функционирование компаний, движение капитала, сырья и энергетики, защиты прав интеллектуальной собственности.

К сожалению, из-за пандемии коронавируса Соглашение пока реализуется только частично. Несмотря на это, в 2020 году ЕС и Казахстан провели все плановые обсуждения в формате видеоконференций. Есть уже позитивные результаты.

Так, в сфере торговли и инвестиций между Евросоюзом и Казахстаном создана «Бизнес-платформа высокого уровня». Я думаю, что это уже первый значимый результат казахстанско-европейского соглашения.

На сегодняшний день мы провели уже порядка пяти совещаний. Это очень важно для ЕС и для Казахстана, потому что это хороший способ оперативно решать конкретные проекты и проблемы на высшем уровне. Таким образом, «Бизнес-платформа» хорошо дополняет технический диалог между ЕС и Казахстаном.

Сейчас мы в Европейской Комиссии разрабатываем планы на будущее в рамках нашего Соглашения. Как вы знаете, у нас много разных инструментов работы со всеми странами мира — есть инструменты для развивающихся стран, скажем для преуспевающих, богатых стран.

В отношении Казахстана, речь пока не идёт об очень больших проектах и бюджетах, но важно, что основное направление нашей работы будет сосредоточено на внедрении и реализации Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве. Хотелось бы отметить, что с европейской стороны делается все, чтобы этот документ работал.

Я знаю, что Казахстан также разработал карту реализации нашего Соглашения, что говорит об обоюдном интересе двух сторон.

В ЕС мы будем всесторонне изучать «узкие места» Соглашения, разрабатывать программы на региональном уровне. На уровне Центральной Азии нам хотелось бы охватить те вопросы, которые не подпадают под двусторонние соглашения. Например, защита окружающей среды, вопрос Аральского моря и так далее.

Сейчас в Еврокомиссии разрабатываются проекты сотрудничества ЕС и стран до 2027 года. И большое внимание будет уделяться тому, что мы называем в Брюсселе «connectivity».

— Можно пояснить, что означает этот термин «connectivity» (связи)?

— Европейской стратегией является сближение Казахстана и Центральной Азии с Европой. При этом «connectivity» это не только транспорт, энергетика, дороги, авиационное сообщение, этот термин включает в себя также гуманитарные связи.

Сотрудничество в сфере образования, обмен научными сотрудниками, культура и другое, то что мы называем «People to People» (люди к людям).

С транспортной точки важно определить перспективные коридоры между Европой и Китаем, где Центральная Азия будет важным транзитным пунктом.

Мы вполне будем вовлекать Центральную Азию и ее транспортную инфраструктуру в расширении логистических путей между Азией и Европой. У нас есть крупные доноры, как Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, Азиатский банк развития. Они могут вкладывать деньги в развитие крупных проектов.

Для нас очень важно упростить стандарты таможенного оформления и правил перевозок. У Евросоюза есть хороший опыт в сфере свободной торговли и режима открытых границ, быстрых путей сообщения, т.е. у Европы есть огромный опыт, который можно использовать и странам Центральной Азии.

Хотелось бы также добавить, что Евросоюз заинтересован в дальнейшем развитии демократии и соблюдении прав человека в Казахстане. Мы знаем, что Президент РК Касым-Жомарт Токаев имеет большие планы по реформам и модернизации, хотелось бы, чтобы это отражалось уровне реальных политических изменений.

Сотрудничество Казахстана и Евросоюза должно прирастать не только экономикой, экологической тематикой, но и развитием демократических ценностей и прав человека.

— Вы затронули экологическую тематику в Центральной Азии?

— Действительно, все, что связано с изменением глобального климата, должно быть важным для всех.

Вопрос затрагивает в том числе и Центральную Азию. Все страны региона подписали и ратифицировали Парижское соглашение по глобальному климату. И в текущем году запланирована глобальная конференция по данному вопросу в Шотландии.

Политическая воля что-то сделать очень важна, и проблема Аральского моря должна рассматриваться с регионального подхода. Потому что воды исходят из Таджикистана и Кыргызстана, и эти вопросы должны обсуждаться на региональном уровне. Плюс Евросоюз готов поддерживать конкретные проекты в области экологии. Хотел бы отметить, что ЕС оказывает также содействие Фонду по спасению Аральского моря.

Другим важным направлением сотрудничества может быть повышение энергетической эффективности в Центральной Азии. У Европы есть хороший опыт в данном направлении, и мы хотели бы поделиться им со странами региона.

В Центральной Азии существуют потери энергии, и нам нужны новые технологии возобновляемых источников энергии, актуальные подходы по ее сбережению в целях сохранения глобального климата.

Еврокомиссия поддерживает рациональные проекты в области возобновляемых источников энергии. Уже есть крупные проекты в области солнечной энергетики, ветра и так далее. Это тоже европейские деньги. Гранты, кредиты на сохранение экологии — огромная часть нашей работы в регионе.

— Сейчас многих людей волнует пандемия коронавируса, есть ли у ЕС планы помощи странам Центральной Азии, к примеру поставками вакцин?

— В области борьбы с коронавирусом важным направлением нашего сотрудничества может стать помощь Евросоюза в вакцинации населения региона.

Конечно, Казахстан в этом плане является самодостаточным государством. И достаточно эффективно справляется с пандемией.

Тем не менее, мы сейчас собираем информацию о том, какие потребности у государств региона. Сколько потребуется вакцин и как мы можем помочь?

Как вы знаете, пока у нас в Европе существует дефицит вакцин, но в ближайшем будущем должен быть избыток, т.к. ЕС заказал очень много вакцин. И с нашей стороны разрабатываем схемы передачи «излишков» странам, наиболее остро нуждающимся в современных проверенных вакцинах.

— Спасибо за интервью.